Грин и его интерес к Африке



Книги, прочитанные в юности, видимо, действительно определили страстный интерес писателя к Африке, определили и другую, еще более важную страницу его биографии, о которой он здесь, в своей светлой и просторной парижской квартире, говорит мне спокойно и очень просто, как говорят об эпизоде в длительном путешествии или случайной встрече на теплоходе или в поезде... «Окончив университет в 1925 году и проработав затем несколько лет в газете «Тайме», я уехал в Африку. Именно там я и начал работать в политической разведке — «Пиайди» (Р1Б). Это тогда было для меня ново.

Я стараюсь не пропустить ничего в его рассказе, мысленно многое «ставя по местам»: вот где связываются некоторые нити, вот где объяснение очень многому и в творчестве, и в личности автора «Наемного убийцы», «Тайного агента», «Министерства страха»!

Итак, сотрудник политической разведки. Это запало в память, хотя и не сразу в ней улеглось. Я продолжала слушать и кое-что записывать. В Африку, которая притягивала его с детства, он уехал в 1933 году и начал служить в Либерии. Потом менял места работы: Нигерия, Сьерра-Леоне. Не менялся лишь континент — Африка.

«Если бы не эта романтическая повесть Аллана Куатер-мейна, и не сэр Генри Кертис, и не капитан Гуд, но прежде всего, конечно, древняя ведьма Гагул, — нахожу я сейчас знакомое место в «Потерянном детстве», — разве бы я начал тогда, в 19 лет, с такой настойчивостью изучать список возможных должностей по Колониально-

Му ведомству?!.. И позднее, когда я уже, конечно, должен был многое лучше понять, «африканская мания» не исчезала».

Именно в Африке Грин начал работать в политической разведке британского министерства иностранных дел. Свой рассказ Грин оканчивает прозаично просто: «В 1944 году я ушел из разведки. Мой разрыв с нею определили внутренние причины: его подсказала мне совесть. Во время войны все было как-то совсем по-другому, потом осложнилось». И все же после 1944 года Грин еще связан с «Пиайди»: как его пропагандист, он пишет в политический журнал, выходящий во Франции.

Пишет, разоблачая фашизм. «Это не шло против моей совести»,— поясняет он. Сейчас я сравниваю годы. Незадолго до этого Грин выпустил свой антифашистский политический детектив «Министерство страха». Да, пружины действия британской разведки автору этой книги должны были быть хорошо известны!

Романтика юности, книги, прочитанные еще в школе, определили путь Грина в Африку. И в разведку. И, видимо, именно там — в Африке, в разведке — и была надета маска, будто приросшая потом к лицу. Во всяком случае, эти глаза, которые видят собеседника насквозь, но умеют ничего не показывать, это лицо, закрытое на множество замков,— все это оттуда, из тех, теперь уже далеких лет государственной службы на западном побережье африканского континента.

«Вас давно интересует детективный жанр,— говорю я, когда в рассказе Грина наступает короткая пауза.— Расскажите мне об этом!» За год до нашей встречи Грин объяснял Лэмберту свой интерес к этому жанру, обнаружившийся в 30-х годах, двумя причинами: склонностью к мелодраматическому, которой он хотел дать выход, с одной стороны, и желанием что-то противопоставить влиянию романов Вирджинии Вульф (то есть упорно наступавшему в те годы на реализм модернизму) — с другой.

Едва ли, впрочем, дело обстояло так просто.

Как бы Грин ни называл свои детективные романы, а их он настойчиво называл «романами развлечения» — пустым развлечением они никогда не являлись: в них всегда содержится глубокий и значительный подтекст. Психологический и политический. Они всегда были «серьезны».

Если домашнее задание на тему: " Грин и его интерес к АфрикеШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.