Главная фигура в фольклоре доклассового общества



Культурный герой — главная фигура в фольклоре доклассового общества, которая становится центром циклизации различных сюжетов как мифологического, так и сказочного характера. Ядро подобных циклов составляют мифы о возникновении земли, ее рельефа, небесных светил, о появлении времен года, приливов и отливов, о происхождении различных животных и растений, самого человека, о создании хлебных злаков, огня, орудий труда, о зарождении социальных институтов и магических обрядов. В этих мифах культурный герой сознательно или случайно оказывается творцом современного мироустройства и изображается либо первопредком — родоначальником людей, либо их создателем и учителем.

Специальная сфера деятельности культурного героя — добывание необходимых человеку огня, злаков, орудий труда, обучение людей приемам производства. Поскольку природа и общество не были дифференцированы в сознании первобытного человека, происхождение родовой организации и норм общественного поведения изображаются в мифах как результат естественного процесса, идентичного возникновению ландшафта, а в число добываемых для человека предметов входят обычно и свет солнца, луны и звезд (часто отождествляемым с огнем), и пресная вода, и определенные виды животных и растений, употребляемых в пищу человеком, и магические приемы (не отделяемые от производственных). При этом в соответствии с архаическими представлениями, отражающими специфику «присваивающего» хозяйства, культурный герой большей частью добывает необходимые блага готовыми или отнимает их у первоначального хранителя.

Это похищение у первохранителей (тотемных животных, колдунов, духов-хозяев, а в древнейших образцах австралийского и меланезийского фольклора — у мифической старухи) постепенно преобразуется в возвращение исконно принадлежащего людям. Вероятно, позднее возникает представление об изготовлении всех этих предметов руками героя при помощи гончарных или кузнечных орудий.

Культурный герой — древнейший образ фольклора. Более архаичными можно считать лишь старуху-прародительницу, а также тотемных предков двойной, зверино-человеческой природы, особенно широко представленных в мифологии австралийцев.

В фольклоре первобытных племен Центральной Австралии подробно рассказывается, как тотемные предки, жившие в мифические времена «сновидений», группами и поодиночке бродили по определенной территории, охотились, ели, спали, убивали друг друга и снова оживали. Камни, скалы, холмы, деревья, озера являются следами их деятельности. Некоторые из тотемных предков, поднявшись на небо, превратились в звезды и планеты. Тотемным предкам мифы приписывают добывание огня, введение брачных классов, обряда инициации.

В фольклоре более развитых племен юго-восточной Австралии есть уже образы культурных героев-демиургов (Бунджил; Дурамулун, Байаме), на формирование которых безусловно оказали влияние более архаические образы тотемных предков. Об этом свидетельствуют не только сходство в «деяниях», но и зооморфные реликты (например, в имени Бунджила — «Длиннохвостый Орел»).

Культурные герои у коренных племен Америки и Африки часто носят имена животных, а иногда принимают и соответствующий зооморфный вид (Ворон, Норка, Кролик, Койот, Черепаха — у индейцев Северной Америки; Антилопа, Обезьяна, Хамелеон, Муравей, Паук, Жук-Скарабей, Дикобраз, Коза — в Африке и т. п.). Однако обычно культурный герой не становится объектом религиозного почитания, как тотемистические существа, и чаще всего действует в облике человека. Звериная кличка осознается как собственное имя рода или лица, а принятие образа соответствующего животного истолковывается как способность к перевоплощению и даже как хитрая уловка.

Иногда культурный герой — один из братьев (в Полинезии — Мауи, в Меланезии — Тагаро); очень часто культурные герои — это два брата-близнеца, соперничающие или враждующие между собой, реже — помогающие друг другу (Иоскега и Тавискарон у ирокезов, То Кабинана и То Карвуву у меланезийского племени гунан-туна).

Согласно убедительному толкованию А.М. Золотарева и С. П. Толстова, культурные герои-близнецы, так же как и другие близнечные пары в мифологии (Ашвины, Диоскуры, Ромул и Рем и др.) восходят в конечном счете к повсеместно существовавшей на определенном этапе первобытного общества дуально-родовой организации. С.П. Толстов считает, что близнечно-дуалистический миф пришел на смену матриархально-генеалоги-ческому мифу о двух женщинах-прародительницах, который в свою очередь вытеснил представление о двух тотемах.

Еще раньше оригинальное истолкование близнечного мифа (в связи с теорией «сексуального избранничества») было дано Л.Я. Штернбергом в работе «Античный культ близнецов в свете этнографии». Один из близнецов зачат духом, а так как какой именно определить трудно, то оба становятся объектами почитания и героями мифа. Различная природа близнецов и вытекающее отсюда различие их характеров приводят их к борьбе. Объяснение Л.Я. Штернберга может быть принято с ограничением для более поздних форм близнечного мифа. В старой работе И.Б. Харриса, обширный материал по сопоставлению мотивов близнецов в античной и древнеиндийской мифологии с американскими и океанийскими, проявилась тенденция свести к близнечному мифу самые разнообразные фольклорные сюжеты.

Если домашнее задание на тему: " Главная фигура в фольклоре доклассового обществаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.