Ф. Гладков в образе крестьянского мальчика



Крепнущая связь с современностью и стремление активно втор­гаться в жизнь не исключали, конечно, интереса к исторической проблематике.

Обращение к историческому прошлому, в котором формировался русский национальный характер, складывались патриотические и революционные традиции народа, было во многом связано с герои­ческим подвигом народа в Отечественной войне и с той сложной международной обстановкой, в которой жила страна в послевоен­ные годы. Осмыслить прошлое для глубокого познания и ясного понимания настоящего и перспектив будущего — такова задача современной литературы, обращающейся к материалу истории.

И в тематическом, и в жанровом отношении литература на эти темы чрезвычайно многообразна: она включает в себя мемуары и автобиографические произведения о предреволюционной поре и первых годах революции, написанные писателями старшего поко­ления; исторические романы, в которых наряду с действительными историческими лицами действуют вымышленные литературные ге­рои; романы, в которых строго соблюдается историзм в изображе­нии эпохи, но сюжет и персонажи вымышлены.

Следует отметить, что и в этой области получили отражение тенденции к идеализации отдельных исторических деятелей, к сгла­живанию классовых противоречий в прошлом русского народа, к недооценке роли народа как творца истории, создателя всех ма­териальных и культурных ценностей. Успешно преодолевая эти тенденции, связанные с чуждым марксизму пониманием роли лич­ности и масс, советские писатели создали в послевоенные годы зна­чительные произведения о прошлом.

Большая группа романов воссоздает широкую картину предре­волюционных и революционных лет. Автобиографические по своему материалу романы «Повесть о детстве» (1949), «Вольница» (1950), «Лихая година» (1954) и «Мятежная юность» (1957) Ф. Глад­кова, не законченные еще романы «Открытие мира» В. Смирнова, «Сотворение мира» В. Закруткина (1955), «Заре навстречу» В. Кожевникова (1956—1957) воссоздают эпоху с объективной исторической достоверностью.

По содержанию эти произведения очень близки между собой: речь в них идет о предреволюционных годах; в центре повествова­ния — образ юного героя, в котором иногда угадывается, а иногда и прямо изображен автор; все они вобрали в себя непосредственные наблюдения писателей, выступающих как свидетели, очевидцы и участники событий. Но как своеобразна каждая из этих книг! Они изображают разные стороны и явления жизни: у Гладкова — жизнь старой разоряющейся деревни; у В. Смирнова — история крестьянского мальчика, открывающего для себя не только тяже­лую судьбу крестьянства, но и выход из этой судьбы; у В. Кожев­никова — формирование юноши в среде сознательных революцио­неров. Разумеется, самый материал вызвал некоторые особенности композиции книг, но их своеобразие определяется и индивидуаль­ными особенностями авторов, выбором традиций, конкретной задачей, которую ставил перед собой каждый художник.

Для Гладкова, Кожевникова, Смирнова и Закруткина, во мно­гом воспринявших горьковские традиции, характерно стремление к объективности повествования, которая выражается и в том, что рассказ ведется в третьем лице, автобиографичность же произведе­ния только угадывается, и в том, что в этих книгах материал не исчерпывается увиденным самим главным героем.

В цикле романов Гладкова широкие картины жизни, труда, быта даны с эпическим размахом, на страницах произведений воз­никают целостные, выразительные образы многочисленных людей, судьбы которых играют большую самостоятельную роль. Вместе с тем все эти характеры и события, приобретающие значение типи­ческих, преломляются в восприятии Феди, определяя его внутрен­ний рост.

Ф. Гладков поставил перед собой, задачу создать эпическое произведение о судьбе русского крестьянства, написать книгу, по словам автора, «не как обычные воспоминания, а как поэму о рус­ском народе».

Если домашнее задание на тему: " Ф. Гладков в образе крестьянского мальчикаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.