Эссе по роману Льюиса «Поездка на Кубу»



Я прекрасно  знал  старого издателя Льюиса Коллинза, выдававшего себя за друга писателя, и меня нисколько не удивило, что именно он — ловкий коммерсант — потребовал от автора книги, названной «Дорога Свободы», иного названия. Меньше всего Коллинза устраивало название, предложенное Норманом. «Книга не будет продаваться!» — «мудро» аргументировал человек, знавший досконально законы современного британского книжного рынка. Был поставлен вежливый ультиматум, Норман сдался, и «Дорога Свободы» вышла под названием «Поездка на Кубу».

Говоря сейчас об этом романе, будем все же называть его так, как хотел автор.

«Дорога Свободы» не была ни боевиком, ни бестселлером, но черты острой сюжетности здесь налицо. И все же, на какие бы уступки Норман ни шел, публицистическая сила таланта Нормана не была ни потушена, ни принесена в жертву коммерческой ситуации. Яркие сатирические зарисовки общественных отношений на Кубе накануне революционного переворота, портреты деятелей старого режима в период его полной дискредитации и, наконец, падения напоминают лучшие страницы более ранних произведений Льюиса.

Завязка сюжета развертывается в первой части романа, политическая картина жизни на Кубе — в его финале.

Норман Льюис рисует причины, которые приводят двух англичан — молодую и красивую жену видного инженера Фрезера и ее 15-летнего сына Дика на Кубу и на край катастрофы. Фрезер вынужден уехать на два месяца в США, а потом в Китай, оставив жену и сына на Кубе. Они попадают во власть Стилсона — человека, совершенно лишенного нравственных устоев, но состоятельного и пользующегося влиянием в правительственных и деловых кругах старой Кубы. Водуист, наполовину европеец, а наполовину африканец, Стилсон принимает участие в человеческих жертвоприношениях, используя гипноз, становится любовником миссис Фрезер, которая превращается в безвольную жертву его страшного искусства, в автомат, функционирующий по прихоти извращенного садиста.

Главное действующее лицо и герой этой части романа — Дик. Сначала он убегает из загородной усадьбы Стилсона, похожей на застенок или притон, а затем возвращается, чтобы убить ее хозяина. Стилсон, уверенный в своем всесилии, в день шестнадцатилетия юноши отправляется с ним на охоту и применяет к Дику испытанные гипнотические средства. Воля Дика слабеет, он действует словно в бреду. И тем не менее убивает Стилсона в лесу, долго потом не догадываясь, что с негодяем ему помогает расправиться Саймон, несчастный калека, доведенный до отчаяния своим хозяином-мучителем.

Несмотря на все старания чиновника британского посольства, Дик оказывается сначала во власти полиции Батисты, а после приговора суда — в тюрьме. В этой части романа действие развивается стремительно. Писатель создает документально убедительную картину падения марионеточного правительства. Приведенный в тюрьму предварительного заключения как уголовный преступник, Дик объявляется преступником политическим — со всеми вытекающими из этого последствиями. Автор рисует страшную картину пребывания юноши в руках карателей, творящих беззаконие и произвол. Юноша оказывается на краю гибели.

Бегство Батисты и его «двора», вместе с циркачами и шутами, означающее крах режима американских марионеток, отражено писателем лаконично, но выразительно. Паника на тонущем корабле изображается Льюисом без обертонов и какой-либо гиперболизации. Образы, создаваемые им, выпуклы и зримы.

На опустевшую Гавану обрушивается наступление молодых революционеров, беззаветно преданных делу освобождения своей родины, готовых ради этого пожертвовать жизнью. Правда, приходится сказать, что сатирические мотивы и зарисовки удаются Льюису лучше, как всегда, чем описание революционной борьбы. Образы молодых людей, помогающих Дику бежать в момент смертельной опасности, несколько схематичны. Пожалуй, Джерри — молодой деклассированный американец, обитающий в порту и объясняющий английскому мальчику, как бороться и ненавидеть,— более живой и полнокровный образ, чем фигура негра, прячущего Дика в сахарном тростнике. Образы молодых патриотов скорей намечены, чем выписаны тщательным пером писателя-реалиста.

Финал романа окрашен лиризмом и, видимо, содержит символический смысл, который, однако, может быть разгадан и так, и иначе — ключа Льюис не дает. Когда Дик

После встречи с отцом, прибывшим в Гавану в день, когда навсегда мог потерять сына, засыпает, утомленный всем пережитым, слышится грустная мелодия, вызывающая тревогу у трезвого и мудрого Фрезера-старшего. Один из приспешников убитого Стилсона является, чтобы принести за него человеческую жертву. Но почему убивает не Дика, а Джерри и, убив, спокойно уходит, автор не поясняет.

Роман выгодно отличается от первой «кубинской» книги Льюиса — «Малой войны по заказу». Новая книга — результат недавней поездки писателя на остров Свободы — обнаруживает значительно большую четкость в понимании политической ситуации перед переворотом на Кубе. Каково бы ни было воздействие Коллинза на писателя, книга его написана пером художника, позиция которого не вызывает недоуменных вопросов.

И все же «Дорога Свободы», как и все, написанное Льюисом в 80-х годах, даже его «Рассказы Дальних Морей», воспринимается по-иному, чем написанное и напечатанное им в первые годы творчества.

Усталость, может быть и болезни — как свои, так и близких,— сказываются на художественных структурах, даже стиле Нормана Льюиса. Не играет ли здесь свою роль и атмосфера в современной Великобритании, то, о чем большой мастер литературы предпочитает не говорить и не писать так, как он когда-то писал в своих «Вулканах» и «Зримой тьме»?..

Но Льюис и не смирился. Сегодня, в 1987 году, когда я пишу этот очерк о нем, я вспоминаю его в 1983 году, когда Великобритания получила «американский подарок» — смертоносные ракеты, размещенные в нескольких милях от его эссекской усадьбы.

Если домашнее задание на тему: " Эссе по роману Льюиса «Поездка на Кубу»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.