Эссэ по книге Дэвидсона «Жертвы»



С чем сравнить историю публикации этой книги? Это была голгофа, и вынести ее мог только человек железной воли и неизменной преданности делу своей жизни.

И всю эту борьбу, все эти мытарства должен был выдерживать не мальчик, впервые пробующий свои силы в жанре романа, а человек с именем и репутацией. К сожалению, впрочем, репутацией, которая отнюдь не помогала «прохождению» его книг.

У многих английских фирм поистине удивительное чутье на всякую антисоветскую «клубничку», на любую, самую дешевую и бездарную стряпню, лишь бы она содержала антисоветское брюзжание, не говоря о сенсационных антисоветских вымыслах, которые пишутся по принципу «чем хуже — тем лучше». Иное дело книга Дэвидсона! Она слишком прямо и честно раскрывала истины, неугодные хозяевам издательских фирм. Издатели не могли рассчитывать получить коммерческую прибыль. Даже напротив. И они не скрывали своего отношения к предложенной рукописи: в ней не было денег!

И почему она не будет продаваться, совершенно откровенно говорили писателю те, от кого зависела судьба публикации. «Роман совершенно неприемлем для современного книжного рынка. А почему — вы должны понять сами»,— сказал Дэвидсону один из наиболее откровенных издателей.

Прошло более полутора лет. 11 апреля 1965 года Бэзил написал: «Я начинаю сомневаться в достоинствах книги, в которую я так верил. В ней, видимо, что-то неладно, но что — я никак еще не могу понять. Неужели же дело в одной политике?»

Мы много говорили о «Жертвах» осенью того же года, когда я больше недели жила в доме своих друзей. Ему тогда показалось, что если подсократить книгу, убрать обрамление, присутствовавшее в первом варианте, изменить местами стиль и перестроить сюжет, то это улучшит роман. Я в этом сомневалась, убежденная, что такие исправления не спасут положения, не облегчат «прохождение» неугодной рукописи, — ведь дело было, совершенно очевидно, не в эстетических просчетах автора.

Тем не менее Дэвидсон сел за переработку романа. Через несколько месяцев он сообщил, что «Жертвы» переданы им фирме «Коллинз», под новым заголовком «Дело Андраши». Последующие сообщения подтвердили мой прогноз. Коллинз книгу вернул. Издатели не поняли? Едва ли. Может быть, наоборот, слишком хорошо поняли смысл и значение отвергнутой книги. А потому и отказывали теперь, как и раньше, до переработки, не затронувшей ни идейного замысла, ни трактовки темы («Я не менял ничего ни в замысле, ни в характерах», — писал автор, посылая мне рукопись в новом варианте). Сокращение сделало книгу более компактной. Но то, что определяло ее одиозность для английских издателей, осталось и после всех сокращений, на которые пошел автор.

Наконец в 1966 году «Дело Андраши» увидело свет, но газеты, обычно «готовящие» в Англии появление романов, хранили молчание. Роман «не заметили».

«Жертвы» (для меня, как и для Дэвидсона, «Дело Андраши» — лишь проходной заголовок) — художественное осмысление второй мировой войны, войны против фашизма, и отчасти ее результатов. Закрывая книгу, читатель, сумевший ее верно прочесть, получает ответ на один кардинальный, но повернутый разными гранями вопрос.

Дэвидсон дает художественно полноценный анализ сложнейшего действия и противодействия сил на фронтах и в тылах сражений против фашизма. То, как он это делал и какие ответы предлагал читателю, пугало осторожных издателей и тем более критиков Великобритании. И это было в порядке вещей. Могло бы скорее удивить, если бы «Жертвы» имели успех и переиздавались в любой из стран западного мира.

Остро поставлены и так же остро разрешены в романе исторические конфликты. Не менее остро раскрыты конфликты, типичные для многих представителей западной интеллигенции. При всем отличии тематики, композиции, жанра, «Жертвы» могут быть восприняты как предыстория того, что было рассказано в «Золотом роге». При том, что в этих книгах разных лет как будто мало общего, их связывают серьезные раздумья над тем, что породило «холодную войну», настолько тесной была связь «союзников», боровшихся против нацизма.

Проблема «союзников» в борьбе против фашизма уже звучала в современном английском романе, причем в книгах писателей, очень разных и по творческому почерку и по идейной ориентации. Писатели левые и консервативные по-разному и с разным успехом касались того, что стало очевидным лишь после окончания второй мировой войны и начала другой, «холодной». Фашизм, против которого в Великой Отечественной войне сражались Советская Армия и поднявшийся на борьбу с врагом советский народ, был на Западе многими забыт. Пропаганда делала свое дело. Недавние противники стали друзьями, а недавние союзники стали восприниматься иными как враги.

Действие романа «Жертвы» происходит на оккупированной гитлеровскими войсками территории Югославии и в Венгрии. Большинство персонажей книги — партизаны, участники югославских отрядов Сопротивления. Это народные мстители, поднявшиеся на борьбу с жестоким, беспощадным и страшным врагом, оставив родные деревни и семьи. Почти все заплатили за это жизнью — как своей, так и своих близких. Партизаны, нарисованные Дэвидсоном,— Лала, Проко, Джурица, Нелла, Никола, как и многие безымянные герои,— остаются в памяти со всеми индивидуальными особенностями своих характеров, речи, поведения, даже оттенков мужества.

Портреты партизан написаны с особой теплотой и интимным пониманием человека, долго делившего с этими людьми лишения, опасности, общую нелегкую судьбу, во многом воспитанного и переделанного ими. Об этой переделке, между прочим, говорится в романе.

Автор тщательно исследует условия, в которых шла борьба, отвагу и выдержку воинов, недавно возделывавших родные поля, удивительное чувство товарищества, им присущее. Без нажима и какой-либо пропагандистской плакатности, как всегда у Дэвидсона, образы поясняют причины, в силу которых эти люди, даже погибая, побеждали врага. Для каждого из партизан сопротивление фашизму — дело их жизни, их долг, подсказанный этой жизнью. В конечном счете они побеждают, потому что верят в то дело, которому служат.

В книге много эпизодов и картин глубоко драматичных, несмотря на их лаконизм: оккупированная противником земля, сожженные карательными отрядами деревни, трупы замученных людей, труженики, лишенные возможности трудиться. Все эти картины помогают понять высокий смысл борьбы патриотов с захватчиками, всенародный характер праведной борьбы. Читатель верит в героизм простых людей, сражающихся за свою землю, за свои семьи, за свое человеческое достоинство.

С таким же интимным пониманием характера нарисован образ Мити Малиновского — молодого советского инженера, бежавшего из немецкого плена и примкнувшего к югославским партизанам. Трудно не ощутить особую теплоту, с которой Дэвидсон выписывает образ советского человека, его оптимизм, высокие моральные качества, простоту и скромность в действиях, требующих героизма, стойкости и выдержки. Дэвидсон побуждает читателя восхищаться Митей и полюбить его, заставляет в конце романа тревожиться за него и радоваться благополучному исходу его непростой судьбы.

Центральные персонажи, на которые опирается сюжет романа,— молодой английский сержант Том Блейдон и Митя Малиновский, с одной стороны; капитан Руперт Корнуэлл и венгерский ученый-атомщик Ференц Андраши — с другой.

Руперту Корнуэллу и Тому Блейдону поручено убедить профессора Андраши бежать от фашистского наступления к союзникам и затем осуществить «переброску» профессора на Запад из маленького венгерского городка на Дунае, расположенного близ югославской границы. Андраши, всемирно известный ученый,— желанная добыча для англичан и американцев, и операция должна быть осутцествлена при любых условиях.

Проще всего было бы считать, что Том Блейдон — радист и связной, посланный английским командованием в тылы противника для выполнения вместе с Корнуэллом нелегкого задания,— автобиографический портрет. На это указывает многое, в том числе, конечно, левые убеждения молодого англичанина. Такое предположение высказывали уже многие читавшие книгу. Разве Бэзил Дэвидсон, так же как и Блейдон, не воевал за линией фронта по приказу английского командования? Разве не сражался в рядах югославских партизан? Разве не стал, как Блейдон,

Считаю необходимым уточнить, что Митя, которому посвящен роман («Военный летчик — ныне покойный»), никогда в плену не был и образ Мити Малиновского с ним не имеет ничего общего впоследствии журналистом? Но это не так или, во всяком случае, не совсем так. (Продолжение вы можете прочитать в статье «Краткое изложение романа Дэвидсона «Жертвы»»).

Если домашнее задание на тему: " Эссэ по книге Дэвидсона «Жертвы»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.