Черты сказочного богатыря



Черты сказочного богатыря, победителя чудовищ полностью возобладали и в образе древнегрузинского Амирани, хотя точки соприкосновения со сказаниями о Прометее и мотив братьев, совместно совершающих подвиги, указывают на использование в «Амирани» соответствующих мифологических сюжетов.

То же самое можно сказать и о древнейших героях армянского эпоса, основателях Сасуна братьях Сана-саре и Багдасаре, а также и о богоборце Мгере.

Наряду с героями этого типа архаические памятники героического эпоса знают и типических сказочных богатырей, образы которых вообще не имеют черт культурного героя или первопредка. Таковы в нартских сказаниях осетин Батрадз и некоторые герои более позднего времени (например, юные мстители за отцов Ацамаз, Сауай, Пши-Бадыноко), таковы Лемминкяйнен, Кауко-миели, Куллерво в карело-финском эпосе и очень многие герои поэм тюрко-монгольских народностей Сибири и т. д.

Вообще, если в формировании карело-финской героической эпопеи роль традиции мифологического эпоса — решающая, то в тюрко-монгольском эпосе, наоборот, главная роль принадлежит богатырской сказке.

Соответственно варьируются «характеры» богатырей. Наиболее архаично богатырство Вяйнямейнена — старого мудреца, действующего чаще колдовством, чем мечом. Противостоящий ему в эпосе молодой, самонадеяньцый Еукахайиен, близко напоминающий богатырей более позднего эпоса, выступает в карело-финской эпопее как отрицательный персонаж.

Ореолом колдовства окружено и богатырство Со-сруко-Сослана. Высшую ступень богатырства в нартских сказаниях олицетворяет булатнотелый Батрадз, действующий физической силой, хотя эта сила гиперболизирована мифологически.

В эпосах тюрко-монгольских народов Сибири, в творчестве народов Закавказья, в древневавилонской эпопее уже достаточно полно представлены типичные образцы героического характера. Классический тип богатыря складывается в атмосфере военной демократии, и в нем на первый план выдвинуты черты воина. Богатырь обладает исключительной физической силой, но сила все же не безгранична, так как богатырь не мифологический персонаж. Вместе с тем основой идеализации богатыря становится именно смелость, мотивирующая готовность героя идти навстречу любой опасности и любому противнику, но не отступать от идеальных норм героического поведения.

Богатырь — исключительная личность. Он осознает большей частью свою исключительность (скромность вовсе не является богатырской чертой). Это цельная и прямолинейная натура.

Герой непрерывно ищет выхода для своей богатырской энергии. Уверенность в своих силах часто приводит богатыря к их переоценке. Героический характер включает в себя дерзость, строптивость, неистовость.

В архаической эпике, богатой элементами мифологической фантастики, гордость и богатырская энергия героя, неспособность уступить кому бы то ни было иногда приводят его к богоборчеству. Богоборческие мотивы выражают в сущности гуманистическое признание высокой ценности человеческой личности.

Богоборцами являются Гильгамеш, Амирани, Батрадз, Мгер. В отличие от прометеевского богоборчество этих героев имеет чисто эпическую мотивировку, определяется их непомерными силами и высокими устремлениями, нежеланием уступить даже богам.

Эпические противники в архаических памятниках героического эпоса, как правило, демоны, великаны, мифические чудовища, в образах которых, так же как в образал первобытного фольклора, отразился синкретизм представлений о силах природы и об исторических врагах племени. Таковы хозяйка Севера в карело-финском эпосе, великаны в нартских сказаниях, драконы в грузинском эпосе, чудовище Хувава или чудесный бык в шумеро-аккадской эпопее, многочисленные чудовища, побеждаемые Гераклом, Персеем и Тесеем, злобные мангадхаи и мангусы в монгольских поэмах и т. д.

Элементов мифологической фантастики гораздо больше в образе эпических врагов, во главе которых часто стоит ведьма или чудовище женского пола. Закрепление за врагами женского образа отражает реликты матриархальной идеологии в период общей победы патриархальных принципов.

В архаических памятниках героического эпоса богатырь ведет борьбу с чудовищами в порядке пробы сил, самозащиты, мстя за отца или побратима, добывая «далекую» невесту или культурные блага (например, сампо, огонь, священный кедр и др.).

Это типичные подвиги богатыря и вместе с тем идеальные поступки, утверждающие в индивидуальном действии традиционные патриархальные правовые нормы. Героика в архаическом эпосе не лишена и коллективного содержания в прямом смысле слова, но коллективистский пафос богатырских подвигов часто выражен средствами мифологической фантастики (например, мотив высшей божественной миссии очищения земли от чудовищ).

В архаической эпике, так же как и в первобытном фольклоре, человечество и племя практически почти совпадают и фоном для эпического действия часто служит (особенно отчетливо в зачинах поэм тюрко-монгольских народов Сибири и Центральной Азии) «Средняя земля» как место обитания людей в мифическую эпоху первотворения. Мифическое время первотворения первобытных сказаний о культурных героях постепенно в народном поэтическом творчестве превращается в идеализированное патриархальное прошлое — эпический «золотой век». Параллельно развивается образ богатырского племени (нарты, сыны Калевы и т. п.).

Государственная консолидация народностей была решающим фактором в развитии героического эпоса. Именно этот фактор во многом определяет различие между архаической и классической формами героического эпоса. В классическом эпосе воспоминания народа о прошлом воплощаются в более адекватных им образах исторических деятелей и событий, а не в сказочно-мифологической оболочке.

Если домашнее задание на тему: " Черты сказочного богатыряШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.