Борьба с чудовищами — одна из основных тем эпоса



Одна из основных тем эпоса тюрко-монтольских народов Сибири — борьба с чудовищами и демонскими богатырями, которая часто переплетается с героическим сватовством, впрочем, так же как и с другими сюжетными типами.

Демонские богатыри-Чудовища могут препятствовать поездке героя к невесте, могут выступать как соперники в сватовстве, как враги тестя (в очень редких случаях сам тесть имеет облик чудовища), угрожающие гибелью его стране, как похитители сестры или жены героя, как убийцы отца, за смерть которого мстит герой, как стражи царства Эрлика, куда герой проникает в поисках похищенной души брата, сестры, отца или побратима.

В тех случаях, когда борьба с чудовищами составляет основу повествования, преобладают две эпические сюжетные линии.

Первая: похищение сестры героя (похищению иногда предшествует отвергнутое сватовство; во «втором туре» повествования—обычно похищение жены), поиски сестры, приводящие богатыря в демонский мир, где он сражается с чудовищами и их матерью. В архаических вариантах девушка сама дает отпор чудовищу.

Вторая: богатырь впервые уезжает из родных мест (в описании почти всегда чувствуются отзвуки «посвятительных» обычаев). Часто он это делает вопреки желанию матери, сестры или в нарушение, табу (иногда герой слишком сильно хлещет коня, и тот переносит его в преисподнюю). В запретной местности герой встречает чудовище. Для такой версии обязательно проглатывание героя чудовищем; богатырь с помощью ножа выбирается из брюха, а следом выходят и другие проглоченные люди и животные (мотив «проглатывания и выплевывания», восходящий к обрядам инициации).

Тема борьбы с чудовищами часто вводится в повествование мотивом обращения к богатырю тех, кто страдает от действий чудовища, чьи родственники стали жертвой чудовища, у кого чудовище требует дочь себе в жены или уже похитило девушку и т. п. Все они молят богатыря о помощи.

Весьма архаичны сказания о борьбе с чудовищами в бурятском эпосе, особенно в эхирит-булагатских улигэ-рах, которые сохранили многочисленные следы старого звероловческого быта, матриархата и т. д. Чудовища обычно называются мангадхаями (сравн. в монгольском эпосе — монгусы).

А. И. Уланов отмечает, что у бурят наиболее древние мифы — это прежде всего многочисленные мифы о чудовищах, мангадхаях, во главе которых стоят женщины. У женщин хранятся души мангадхаев.

Многочисленные образы мангадхаек отражают восприятие мира человеком при матриархате. «Именно тогда представления о злых силах природы могли оформиться в мифы о чудовищных женщинах — врагах людей». Это был «доскотоводческий период жизни бурят и монголов, когда люди обитали в травяных шалашах, а может быть, и в ущельях или ямах», что нашло отражение в эхирит-булагатских улигэрах.

«Такими же древними в эпосе являются образы многоголовых змей, чудовищных птиц, пожирающих детей и взрослых, бешеных волков, огромных чудовищных диких собак… Древность мифов о мангадхайках, о чудовищных птицах и змеях подтверждается тем, что основные подвиги во многих эхирит-булагатских улигэрах совершают женщины, они борются с мангадхайками, с чудовищами, воскрешают братьев или мужей».

Заслуживает внимания предположение А. И. Уланова о том, что представления о мангадхаях древнее представлений о подземном мире. «Подземная жизнь в эхирит-булагатских улигерах описывается следующим образом. Стачала в глубоких ущельях и ямах жили ман-гадхайки. Туда низвергались чудовища, побежденные героями и героинями. Затем там нашли свое убежище мантадхаи и черти — шудхэры. Этот период соответствует материнскому роду. Затем ущелья, ямы обобщаются в понятие тама— подземный мир. Ямы и ущелья становятся путями в него. В период перехода к скотоводству заимствуются от кочевых скотоводческих племен развернутые картины шодземной жизни во главе с Эрлик-ха-ном».

В основной массе сказаний мангадхаи живут «а земле, лишь в некоторых улигэрах они живут под землей. Многоголовость обусловливает страшную живучесть мангадхаев. «Они вооружены топорами, дубинами (их образы возникли, вероятно, до изобретения лука и стрел, которыми они традиционно не владеют)… Во главе их родов стоят старухи-бабушки».

«Преодоление препятствий, победа над мангадхаями, чудовищами — вот основа подвигов героев, пафос ули-геров».

В древнейших эхирит-булагатских улигэрах, особенно в так называемых «пеших оказаниях» (ябаган онтхо), популярен сюжет о том, как мантадхай сватается к одинокой девушке-богатырю, которая в степи во время поединка убивает непрошеного жениха.

В поэме «Осодор-Мэргэн» мангадхайка Ашата, мать мангадхая Асури, пытается извести детей Осодора (типичная функция «злой старухи» еще в лервобытных скажах), но те в конце концов обваривают ее и трибивают к сосне, предварительно сделав бессмертной, чтобы она испытывала страдания. Один из сыновей Осодора — Хухэрдэй во время исполнения трудных брачных задач попадает в руки к девяностоголовому, девятирогому мангадхаю, который хочет его съесть, но Хухэрдэй отрубает мангадхаю все его головы и сжигает перепелок, вылетевших из «средней пестрой головы» (вместилище души мангадхая).

Точно так же и брат Хухэрдэя во время сватовства попадает к людоедам-мангадхаям, но побеждает их, сжигает и развеивает пепел.

В улигэре «Гунхабай-Мэргэн» железноклювая ман-гадхайка поит героя, ищущего свою невесту, червивым чаем и он умирает. После воскрешения сестрой герой. продолжает путь; ему приходится сразиться с желтым трехголовым змеем Гуни, живущим в железном дворце, а затем — и с пятнадцатиголовым змеем.

Улигэр «Ястребиный удалой молодец» начинается борьбой с мангадхаями, отнявшими у богатыря его скот. После победы над мангадхаем герой встречается со страшной мангадхайкой, большой, как гора, с веками, свисающими на нос, грудью, падающей на живот, животом— на колени (обычная формула описания мангад-хайки), со скребком в руках.

В классических вариантах северобурятского сказания о сестре, сватающейся вместо брата, героя обычно убивает мангадхайка. Борьба с мангадхаем входит в число свадебных испытаний хана Гужира. В «Аламжи-Мерге-не» основная битва героя с мангадхаем носит характер «первого подвига» и завершается победой богатыря, которого впоследствии отра. вляют коварные дядья (тоже очень популярный мотив, отчасти связанный с влиянием «Гэсэра»).

В улигэре «Эрэ-Тохоло-мбргбн» герою приходится сражаться с тремя мангадхаями —соперниками в сватовстве, а затем — с целым войском мангадхаев. Во «втором туре» повествования дети-близнецы сражаются с мангадхаями, угнавшими табуны отца и его побратима, убившими их самих. Их также проглатывает мать мангадхаев Эмэ-хара. Всех выручает совсем юный герой, распяливший пасть мангадхайки копьем. Когда же

Восточные тенгрины стали спускать по лестнице с неба целый сонм бессмертных мангадхаев, приросших к седлам коней, юный богатырь волшебством приковал их к лестнице и не дал достичь земли.

В онтхо «Баян-хара» также фигурирует страшная мать мангадхаев Эмэ-хара, у которой «верхние веки глаз падали на нос, нижние веки — на щеки, верхняя губа — на нижнюю челюсть, нижняя губа — на груди, груди — на брюхо и брюхо — на колени». Она держит в плену суженую невесту героя. Богатырь убил мангадхайку и распорол ее живот, откуда вышло много людей, зверей и птиц. Когда у героя рождаются дети, их пытаются уничтожить мангадхаи, но один из близнецов превращается в соловья, другой — в расплавленное серебро, и оба спасаются.

В улигэре «Эрэ-Хабтас-Мэргэн» и в других унгин-юких улигэрах также изображаются бои с мангадхая-ми, но здесь чудовища «начинают терять свои архаичные конкретные черты, становятся более отвлеченно-обобщенными, окружаются тодчас обилием шулмусов-демонов, шудхарав-чертей».

В якутском эпосе борьба с чудовищами также является центральной темой. Основной пафос олонхо — борьба богатырей айыы с богатырями абаасы. Абаасы в шаманской мифологии — злые духи, пожирающие человеческие души и насылающие болезни и эпидемии.

Однако в олонхо богатыри абаасы не просто мифические чудовища, а в первую очередь богатыри, воины враждебною мифического племени. В этих весьма сложных образах безусловно переплелись (или, вернее, еще недостаточно дифференцированы) представления о стихийных силах природы и о чужих племенах, с которыми якуты сталкивались и воевали при своем продвижении на Север.

Представление о преисподней в мифологии якутов, тунгусов и обских угров почти слилось с представлением о Севере, в то время как «Средняя земля» рисуется солнечной страной. Поэтому абаасы, кроме болезней, приносят холод, ветры, непогоду. Любопытно также отметить, что название преисподней совпадает с наименованием местности в Северной Монголии (утугэт или уту-гэн), что можно сопоставить с локализацией обиталища абаасы, кроме преисподней, в западной части неба, а в монгольской мифологии, наоборот, в восточной части неба.

Богатыри абаасы рисуются как существа чрезвычайно уродливые (часто с одним глазом и одной рукой, с бельмом и т. п.), напоминающие чудовищ. Они обязательно «железные» или «покрытые железом» (противопоставление эпитетов «серебряный» и «железный», характеризующих героя и его врагов, известно и в бурятских улигэрах). Богатыри абаасы страшно грязны и грубы, они поедают и свои жертвы из «Среднего мира», и даже друг друга.

Как и в бурятском эпосе, за богатырями абаасы стоит страшная старуха-шаманка, образ которой безусловно древнее, чем образ хозяина преисподней Арсан-Дуолая (в карельском эпосе Лоухи — хозяйка Севера, а царство мертвых обычно возглавляет также хозяйка).

В бурятском эпосе исключительную роль играла героиня-богатырь и в «светлой» мифологии — Мазан-бабка. В якутском фольклоре эти персонажи оттеснены мужскими образами, в которых также очень сильны мифологические черты.

Для обрисовки врагов героя здесь вообще типично использование мифологических средств. Однако в отличие от чудовищ в эхирит-булагатских улигэрах абаасы в олонхо (так же как и в унгинских бурятских эпопеях) при всей их мифологической чудовищности наделены некоторыми чертами воинов, эпических врагов-богатырей. Борьба с ними героя представляет собой «культурно-героическую» деятельность: очищение земли от чудовищ, уничтожение источников болезней, эпидемий, холода и т. п. — и одновременно борьбу Айыы Аймака («божественного племени», «Улуса Солнца») с враждебной иноплеменной средой, стоящей на пути освоения якутами Севера.

Если домашнее задание на тему: " Борьба с чудовищами — одна из основных тем эпосаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.