Архаический тип богатыря-мудреца



Своеобразный, в известном смысле архаический, тип богатыря-мудреца редко встречался в героическом эпосе. Примером его может служить Вяйнямейнен в «Калевале». Однако в отличие от карело-финского героя, в образе которого мудрость — основная черта характера и подвигов, в натуре и поступках Гильгамеша всячески подчеркнута героическая дерзость и смелость. С этой точки зрения Гильгамеш порой даже противопоставляется Энкиду. В ряде моментов проявляется своеобразная архаичность Энкиду, степного богатыря, «сильнейшего в пустыне». Его сила и смелость в принципе не вызывают сомнения, но он еще не наделен настоящим героическим характером и не следует строгому героическому этикету, Энкиду, например, открыто проявляет страх перед походом в Кедровый лес и отговаривает Гильгамеша выступать против Хумбабы. Но Гильгамеш отвечает:

  • Если паду я, оставлю имя: «Гильгамеш пал в бою со свирепым Хумбабой!»
  • И даже когда старейшины
  • Урука советуют герою отказаться от похода и мать
  • Гильгамеша Нинсун обращается к богу солнца Шамашу со словами:
  • Зачем ты мне дал в сыновья Гильгамеша
  • И вложил ему в грудь беспокойное сердце?

Гильгамеш стоит на своем:

  • Слушайте, старейшины огражденного Урука,
  • Слушай, нарол огражденного Урука,
  • Гильгамеша, что сказал: «Хочу я видеть Того, чье имя сотрясает страны.
  • Хочу победить его в лесу Кедровом.
  • Сколь могуч я, отпрыск Урука, мир да услышит!
  • Подниму я руку, нарублю я кедра,
  • Вечное имя себе создам я!»

В этих отрывках ярко проявляется героический характер Гильгамеша — слава ставится выше жизни, богатырь без оглядки идет по намеченному пути и твердо уверен в своих силах (доверяется «изобилию своих сил», как говорят старейшины Урука), «беспокойное сердце» увлекает богатыря на подвиги и зовет его в поход против Хувавы.

В поисках славы и в стремлении «уничтожить все зло в стране» личный и общественный момент находятся в известном равновесии и единстве. В одном шумерском фрагменте, приведенном С. Крамером в книге «История начинается в Шумере», по-видимому, речь идет о том, что Гильгамеш сначала стремился к бессмертию, но узнал затем, что это недостойно человека и что ему суждено доказать героизм в битве ( этому мотиву близки греческие сказания об Ахилле).

Вместе с тем героическая энергия Гильгамеша может найти выход и в разрушительных действиях. Именно так надо понимать мотив насилия, чинимого Гильгамешем над жителями Урука. Насилие это, по-видимому, действительно имеет, как считал Т. Якобсен, эротический характер, даже бисексуальный. Жители Урука молят богов создать достойного соперника Гильгамешу, чтоб Урук жил в покое. Видимо, те же жители Урука славят Гильгамеша за его силу и подвиги.

В эпосе о Гильгамеше прекрасно схвачена «диалектика» героического характера. Именно сам героический характер Гильгамеша — предпосылка его (как и Амирани и некоторых других эпических героев) богоборчества. Гильгамеш противостоит богам, и дело, конечно, не в том, что в поэме отразилась борьба светской власти со жречеством, как предполагает Грессман, и не в роли царя, а в существе характера. При этом богоборчество Гильгамеша не сводится к желанию помериться в бою с сильнейшими противниками. Оно имеет более глубокую мотивировку и основано по сути на гуманистическом осознании ценности человеческого подвига и возможного превосходства героической личности над богами (даже морального превосходства, столь ярко проявившегося в диалоге с Иштар).

На фоне созидательных «культурных» свершений Гильгамеша и Энкиду, на фоне героической дружбы и верности побратимов действия некоторых богов, особенно Иштар, кажутся жалкими, эгоистическими, несправедливыми. Это придает гуманистический «прометеевский» характер богоборчеству Гильгамеша, которое перерастает в беспокойные и бесплодные поиски бессмертия как средства сравняться с богами и тем самым воздать человеческому героизму по справедливости.

По сравнению с мало развернутым эпическим фоном героический характер Гильгамеша очень многогранен и глубок. В своей нерасчлененной широте образ Гильгамеша содержит черты и богоборца Прометея, и истребителя чудовищ Геракла, и строптивого Ахилла, которому была суждена краткая, но славная жизнь, и героическо - эпический фольклор различных народов содержит аналогичные мотивы. Например, чукотский богатырь Рынтеу, переходя из полога в полог, насиловал женщин и мужчин, и его родной отец

Искал для сына противников, которые бы его «обломали».

Если домашнее задание на тему: " Архаический тип богатыря-мудрецаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.