Анализ романа «Чапаев»



Роман «Чапаев» стал в советской литературе заметной вехой на пути отражения героических событий граждан­ской войны, создания положительного героя времени.

Тем же пафосом торжества высокой коммунистической сознательности над могучими, но слепыми силами стихий­ного протеста характеризуется и следующее крупное про­изведение Фурманова — повесть «Мятеж» (1925). В ее основе — события, свидетелем которых писатель оказался в 1920 году в Семиречье, в городе Верном, куда был направлен для подавления контрреволюционного выступ­ления местного кулачества.

Однако повесть нельзя рассматривать как докумен­тальный отчет о случившемся. Это художественное произ­ведение. В нем обобщены характерные явления периода гражданской войны.

Одна из важных идей повести — укрепление братства народов, населявших молодую Советскую республику. «Мятеж» — это кусок революционной борьбы, подлинный кусок, с мясом, с кровью,— писал А. Серафимович.— Рас­сказано просто, искренно, честно, правдиво и во многих местах чрезвычайно художественно.

Перед нами встает страна, далекая страна, о которой мало кто знает — Семиречье: ее степи, горы, ущелья, горные равнины.

Встают живые люди, расслоенные на классы, нацио­нальности. Русские крестьяне, казаки, в силу обстановки, созданной царским правительством, жестоко эксплуатиру­ющие киргиз, несчастных, забитых, замученных, темных и бесконечно нищих. Баи, манапы, киргизские кулаки, мироеды, муллы жадной сворой сосут своих единокровных, держат в железных когтях и непроходимой темноте».

Повествование в произведении ведется от лица автора, уполномоченного Реввоенсовета. Он и двадцать его товарищей-коммунистов оказались в крепости, окруженные ревущей толпой: «Тут «недовольных»… сто процентов!» Описанию этой центральной сцены предшествует рассказ о соратниках Фурманова: «Вот девочка Лида, восемнадца­тилетний несмышленыш, кристально чистая и наивная, как дитя… Потом вместе с нами и она прошла трудный путь, вынесла и выдержала испытанья тех дней, когда смерть стучала по нашим вискам».

Вот Павлуша Войтек, «борец-коммунар, в котором удивительным образом сочетались и мудрость жизни, уяс­нение сложнейших, мучительно трудных проблем, и голу­биная чистота, детская невинность — тихая, незлобивая… Павлуши Войтека теперь уже нет: он с первыми цепями шел в атаку на мятежный Кронштадт…»

Даже эти короткие отрывки позволяют увидеть, что в «Мятеже» по сравнению с «Чапаевым» сильнее романти­ческий элемент. Романтикой окрашена центральная сцена повести Фурманова: горстка коммунистов — и вокруг раз­горяченная, негодующая толпа восставших, обманутых контрреволюционной пропагандой. И сила коммунистичес­кой убежденности торжествует. Фурманов использовал интересный прием. Он не воссоздает слова, обращенные к толпе. Он предлагает читателю представить себя на месте героя повести и дает ему ряд советов: «…если быть кон­цу — значит надо его взять таким, как лучше нельзя. Погибая под кулаками и прикладами, помирай агитаци­онно! так умри, чтобы и от смерти твоей была польза.

Умереть по-собачьи, с визгом, трепетом и мольбами — вредно.

Умирай хорошо. Наберись сил. Все выверни из нутра своего, все мобилизуй у себя — и в мозгах и в сердце, не жалей, что много растратишь энергии, — ведь это твоя последняя мобилизация! Умри хорошо…

Больше нечего сказать. Все».

И читателю ясно: именно эта непоколебимая уверен­ность коммунистов в своей правоте, в деле, за которое они вышли на явную гибель, покорила бушующую массу, переубедила ее лучше всяких слов.

Воспевание высокого, сознательного героизма — цен­тральная тема Фурманова-прозаика. Он один из основопо­ложников той замечательной традиции советской литера­туры, в русле которой позднее будут созданы «Как закаля­лась сталь» Н. Островского, «Молодая гвардия» А. Фаде­ева, «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого и другие замечательные героико-патриотические произведения.

Если домашнее задание на тему: " Анализ романа «Чапаев»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.