Анализ поэмы «Хорошо!»



С особым творческим подъемом работал Маяковский над поэмой «Хорошо!» (1927), посвященной революции и приуроченной к десятилетию Октября. В автобиографии («Я сам») поэт с полным основанием назвал «Хорошо!» программной вещью. Огромный идейно-художественный опыт, накопленный им к этому времени, позволил Маяков­скому создать выдающееся произведение социалистиче­ского реализма. Познакомившись с поэмой, А. В. Луначар­ский сказал о ней: «Это Октябрьская революция, отлитая в бронзу».

Начинается «Хорошо!» с обращения ко времени, и это вызывает в памяти первые строки поэмы «Владимир Ильич Ленин». Если говорить об этих произведениях в целом, то следует заметить: художественное время в них наполня­ется социально-историческим содержанием. Важнейшей его приметой является приближение и свершение социали­стической революции, которая впервые в истории человече­ства обозначила «от рабства десяти тысячелетий к векам коммуны сияющий перевал». Но в стихах, которыми начи­нается каждая из поэм, образ времени неоднозначен. В поэме о вожде обращение ко времени помогает прежде всего ответить на вопрос, почему «про Ленина рассказ» должен быть начат безотлагательно:

  • …время
  • потому,
  • что резкая тоска
  • стала ясною
  • осознанною болью.
  • Время,
  • снова
  • ленинские лозунги развихрь!

В поэме «Хорошо!» многовековому прошлому реши­тельно противопоставлена новая, революционная эпоха. По мысли поэта, вместе с основами социального бытия она изменяет характер, темп и оценку времени:

  • Время —
  • вещь
  • необычайно длинная,—
  • Были времена —
  • прошли былинные…
  • Это время гудит
  • телеграфной струной,
  • это
  • сердце
  • с правдой вдвоем.
  • Это было
  • с бойцами,
  • или страной,
  • или
  • в сердце
  • было
  • в моем.

Оригинальна композиция поэмы. Она состоит из де­вятнадцати главок, каждая из которых обладает своим лирико-эпическим «сюжетом» и своеобразным ритмико-интонационным строем стиха. Это придает поэме особую полифоничность. Гибкая и емкая форма, найденная Мая­ковским, позволила вместить в сравнительно небольшое по объему произведение поистине эпохальное содержание. Конечно, и в этой области открытие Маяковского возникло не на пустом месте. Поэт творчески использовал и соб­ственные завоевания прежних лет (например, структуру «Облака в штанах»), и особенно опыт замечательной революционной поэмы Блока «Двенадцать». Однако твор­ческие задачи, вставшие перед Маяковским, требовали новых идейно-художественных решений.

В центре «Хорошо!» — образы революционного народа и Родины, изображение всемирно-исторических по значе­нию событий, преобразующих ее облик. Произведение, будучи преемственно связано с поэмой «Владимир Ильич Ленин», отличается и тем, что движение истории художе­ственно раскрывается здесь в живом многообразии инди­видуальных судеб участников социалистической револю­ции и ее непримиримых врагов, в новом соотношении лирического и эпического начал.

В поэме «Хорошо!» поэтически воспроизведены три важнейших исторических периода: канун Октябрьской ре­волюции и ее кульминационный момент — штурм Зимнего дворца (главы 2—6), эпоха гражданской войны, решаю­щей «кто кого» (главы 7—16), и начало социалистического строительства, совпадающее со временем создания поэмы (главы 17—19).

Приемы, с помощью которых Маяковский сумел пока­зать революционный народ, возглавляемый партией большевиков, и тех, против кого они ведут борьбу, отличаются разнообразием. Так, если в первых главах поэмы изображение врагов социалистической революции облекалось преимущественно в форму сатирических порт­ретов, разоблачительных характеристик и диалогов (Ке­ренский, Милюков и Кускова, разговор штабс-капитана Попова с адъютантом в «Селекте»), то в дальнейшем, не отказываясь от индивидуализированного изображения представителей враждебного лагеря (характерен в этом отношении хвастливый рассказ разгоряченного виски пол­ковника о своих «подвигах» в 10-й главе или образ барона Врангеля в 16-й главе), Маяковский широко пользуется и групповыми портретами (таковы, например, сидящие «в меди блях» и ждущие в Зимнем решения своей участи тринадцать министров Временного правительства или пе­решептывающиеся обыватели: «Бли-и-и-зко беленькие, береги керенки!»), и обобщенно-метафорическими образа­ми, с помощью которых иронически развенчивается соб­ственнический тип сознания и образ жизни, возводимый буржуазией в некий всеобщий эталон (знаменательны, например, «разнедоуменные» вопросы богатых в 9-й гла­ве), страстно обличаются господствующие классы веду­щих капиталистических государств, пытавшиеся задушить с помощью интервенции и голода молодую республику Советов (это и «морей владычица, бульдожья Британия», и Америка с лицом «толще свиных причуд, круглей ресто­ранных блюд»).

С воодушевлением воссоздает Маяковский силы, про­тивостоящие уходящему в прошлое миру. Большой истори­ческой и художественной достоверностью отличается изображение руководителей революционного народа, большевиков, образы которых возникают в разных главах поэмы. Это готовящийся в Смольном к решающему удару Ленин («в думах о битве и войске, Ильич гримированный мечет шажки») и его непосредственные помощники, при­званные осуществить штурм Зимнего,— Антонов и Под­войский. Это коммунисты ленинской гвардии — Дзержин­ский, Красин, Войков. Их героический облик и пример воспитывают миллионы молодых строителей коммунизма.

То, что Маяковский овладел разнообразнейшими прие­мами воспроизведения действительности во всем богатстве конкретных обстоятельств и судеб, умением разносторонне типизировать факты, раскрывающие закономерности исто­рического развития, в полной мере сказалось и на изобра­жении в поэме «Хорошо!» революционного народа. Так, во второй главе поэмы обращение к характерному для той поры митинговому многоголосию позволило поэту пере­дать процесс становления подлинно революционного со­знания в массах, которые на собственном опыте убежда­ются, что только партия большевиков осуществит их мечты о мире и земле. В главе седьмой Маяковский показал, что разбушевавшуюся крестьянскую стихию совсем нелегко ввести в организованное русло борьбы. Тем знаменатель­нее успех ленинской партии:

  • Этот вихрь,
  • от мысли до курка, и постройку,
  • и пожара дым
  • прибирала
  • партия
  • к рукам,
  • направляла,
  • строила в ряды.

Свою задачу Маяковский видел в том, чтобы создать произведение, правдиво отражающее героику борьбы, тру­да и побед революционного народа, рассказывающее о пути, который прошла «страна-подросток». Великолеп­ный образ Родины — «весны человечества» — не только не потускнел с годами, но и приобрел в современных условиях особую выразительность. Романтическая окрыленность, неотъемлемая черта поэтики социалистического реализ­ма, помогает воспеть Отечество, рожденное «в трудах и в бою».

Успех Маяковского-художника определялся прежде всего высотой его общественного идеала, тем, что социали­стическое и коммунистическое общество представало в «Хорошо!» и других произведениях поэта как самое гу­манное общество в истории человечества.

Шире, чем прежде, прибегает Маяковский к использо­ванию, по его словам, «фактов различного исторического калибра, законных только в порядке личных ассоциаций». Возникающие при этом картины оказываются неразрывно связаны с реалистическим стилем повествования, органи­чески в него включаются. Существенную роль играют и такие детали, правдиво передающие колорит эпохи, как «мандат, собственноручный Анатоль Васильича», «печур­ка-пчелка» и ставшая для поэта родной «комнатенка- лодочка», в которой он «проплыл три тыщи дней».

Сила поэта, дарящего людям свет и радость, определя­ется теперь не пророческим избранничеством или условно-фантастическим изображением грядущего, а связью с современной революционной действительностью, опира­ясь на которую поэт уверенно заглядывает в будущее:

  • Я вижу —
  • где сор сегодня гниет, где только земля простая — на сажень вижу,
  • из-под нее
  • коммуны
  • дома
  • прорастают.

В поэме возникает образ вполне земного, реального героя, принимающего непосредственное участие в жизни страны и народа и выполняющего долг человека и гражда­нина. Это он несет любимой «две морковинки» «за зеленый хвостик», делится с сестрой щепоткой соли, и бросает в лицо тучной Америки слова: «…землю, с которой вдвоем голодал,— нельзя никогда забыть!», и восторженно славит «громадье» наших планов.

В образе лирического героя с небывалой до того глубиной и разносторонностью запечатлен новый тип со­знания, в котором «мое» и «наше», личное и общественное выступают в органическом единстве. Утверждение нова­торского образа поэта, его эволюция в творчестве Маяков­ского не просто сопровождались расширением биографи­ческих примет и черт — происходила и весьма суще­ственная перестройка художественной системы, связанная со все более глубоким постижением соотношения индиви­дуального и общего. Неповторимая индивидуальность поэта представляется теперь значительной и интересной не в силу романтической исключительности, а потому, что в ней раскрываются качества, характеризующие передо­вых строителей нового мира: преданность партии, комму­нистическим идеалам, активный социалистический гу­манизм, высокое понимание революционного долга и чувство ответственности перед народом, гордое созна­ние себя частицей советского общества и хозяином род­ной страны:

  • Я знаю —
  • город
  • будет,
  • я знаю —
  • саду
  • цвесть…

Во второй половине 20-х годов Маяковский написал ряд стихотворений, в которых ярко воссоздал образ со­ветского человека — патриота, интернационалиста,строи­теля общества будущего. Лучшие из них — «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» (1926), «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка» (1929), «Стихи о со­ветском паспорте» (1929). Сближает эти стихотворения общий жизнеутверждающий пафос, восхищение силой ду­ха и высотой идеалов созидателей нового мира, устремлен­ность в коммунистическое будущее.

Маяковский был лично знаком с советским дипкурь­ером латышом Теодором Нетте. Весть о героической гибели Нетте и неожиданная встреча с пароходом, нося­щим его имя,— вот события, послужившие непосред­ственным толчком к написанию стихотворения, которое посвящено «пароходу и человеку». Неожиданное на пер­вый взгляд, но художественно оправданное сближение этих двух образов определило сюжетно-композиционную основу стихотворения и позволило с особой наглядностью раскрыть верность героя коммунистическим идеалам, по­родившую подвиг, и идущее следом бессмертие:

  • В наших жилах
  • кровь, а не водица.
  • Мы идем
  • сквозь револьверный лай,
  • чтобы, умирая,
  • воплотиться
  • в пароходы,
  • в строчки
  • и другие долгие дела.

Стихотворение «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка» построено на контрасте. Сидящие впоть­мах под телегой рабочие, у которых «сливеют губы с холо­да», являют пример глубокой, неколебимой убежденности: «Через четыре года здесь будет город-сад!»

В известных «Стихах о советском паспорте» образ поэта, как и образ «господина чиновника», проверяющего паспорта в международном вагоне, дан во всей реалисти­ческой достоверности и конкретности. В то же время образы эти — олицетворение двух враждебных лагерей, мироощущений, идеологий. Движением поэтической мысли и развитием событий читатель подготовлен к тому, что «господин чиновник» берет советский паспорт «как бомбу, берет как ежа, как бритву обоюдоострую».

Заключительные строки, отличающиеся афористиче­ской выразительностью, звучат с особой силой потому, что, обобщая все, о чем говорится в стихотворении, они правди­во передают чувства миллионов советских людей:

  • Читайте,
  • завидуйте,
  • я — гражданин
  • Советского Союза.

Эта гордость порождена успехами молодого Советского государства, в котором люди труда впервые в истории почувствовали себя подлинными хозяевами своей страны.

Маяковский все шире пользуется жанровой формой стихотворного рассказа для того, чтобы предоставить сло­во самим рабочим. Так рождается и «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру», и «Рассказ рабочего Павла Катушкина о приобретении одного чемо­дана». Серьезное, субъективно-патетическое в подобных «рассказах» обретает живое звучание и реальную меру благодаря мягкому юмору, окрашивающему их.

Во многих стихотворениях Маяковский непосредствен­но обращался к советской молодежи. При всем тематиче­ском разнообразии таких, например, стихотворений, как «Нашему юношеству», «Даешь изячную жизнь», «За что боролись?», «Общее руководство для начинающих подха­лимов», «Мускул свой, дыхание и тело тренируй с пользой для военного дела», их общий пафос обусловлен утвержде­нием новой морали, подлинно социалистических отноше­ний в труде, общественной жизни, быту. А поскольку новые отношения связаны с острейшей борьбой с буржуазными представлениями об «изячной жизни», тянущимися из дореволюционного прошлого или связанными с влиянием Запада, а также с другими негативными явлениями, чуж­дыми марксистско-ленинской этике, в стихах Маяковского патетика сочетается с иронией, лирика — с едкой сатирой.

Маяковский ясно видел и умел показать, что един­ственно правильный путь, которым идет республика Сове­тов, связан с лишениями, трудностями, огромным напря­жением духовных и физических сил. Только упорным трудом и созиданием новых, социалистических форм обще­жития завоевывается будущее. Образ Коммуны выступает в его поэзии идельной мерой, позволяющей выверить и пра­вильно оценить истинные масштабы сегодняшних дел и событий. Но для поэта «коммуна не сказочная принцесса, чтоб о ней мечтать по ночам». Обращаясь к молодежи, Маяковский настойчиво напоминал:

  • Будущее
  • не придет само,
  • если
  • не примем мер.
  • За жабры его,— комсомол!
  • …Коммунизм
  • не только
  • у земли,
  • у фабрик в поту.
  • Он и дома
  • за столиком,
  • в отношениях,
  • в семье,
  • в быту.

Всем своим творчеством Маяковский стремился уско­рить бег времени, вместе со страной семимильными шагами «протопать по пятилетке дней остаток».

Если домашнее задание на тему: " Анализ поэмы «Хорошо!»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.