Американское образование. Школа



В американской школе, помимо привычной нам академической учебной программы (математика-чтение-прочая ботва) существует еще и абсолютно дикая для бывшего россиянина программа Social. Social — это, в сущности, обучение тому, как жить в обществе себе подобных с максимальной выгодой и безопасностью для себя и окружающих. По-моему, штука полезная. Вот смотрите, как это реализуется в трех начальных классах дочкиной школы.

Начинается обучение в, говоря по-нашему, старшей группе детского сада. Каждый ребенок группы в течение одной недели в году становится «person of the week», центром внимания и интереса. На эту неделю его задача — максимально полно и захватывающе рассказать одноклассникам о себе: своих увлечениях, любимых играх, пристрастиях в еде, родственниках и знакомых — и, в обязательном порядке, о том, чего он в этом мире не любит и почему. Одноклассники при этом слушают, задают вопросы, рассматривают фотографии, угощаются принесенными «именинником» экзотическими лакомствами (типа японских пирожных «dragon eyes», которые, как сказала моя дочь, «выглядят как драконьи глаза, пахнут как драконьи глаза и наверняка на вкус тоже как драконьи глаза, разучивают песенки и игры «на языке оригинала»  — и под это дело в головах у них ненавязчиво оседает простая (простая ли?) истина : другой человек — ДРУГОЙ. Он имеет право быть другим. То, что он другой — само по себе еще не повод для агрессии. Наоборот, это повод для знакомства с целью изучения нового и расширения собственных знаний о мире. Мы все разные, и это круто! — вот основной урок.

Старше — дальше. В первом классе идет работа над, скажем так, пробуждением в ребенке осознанного и деятельного сострадания к тем, кто слабее его. В этом году… как бы так поточнее… экскурсиями это никак не назвать , «тимуровскими рейдами» — ассоциация уж больно того… Короче, дети в течение года несколько раз посещают дом престарелых и, по контрасту, детский приют для малышей трех-пяти лет. Перед каждым визитом учитель в течение двух недель проводит «психобработку», ненавязчиво и понемногу объясняя, что такое старость, одиночество, жизнь без родителей — и чем именно в такой ситуации могут помочь даже первоклашки. Для стариков проводятся концерты, делаются небольшие сувениры к праздникам (как вы понимаете, необходимости скидываться на лекарства и консервы здесь нет), для малышей же наши детки выступают в виде «приходящих» старших наставников: учат их алфавиту, играют с ними, вытирают носы, если надо. Кстати, иногда это «наставничество» выходит за рамки школьной программы, и дети по совершенно доброй воле начинают бегать к своим подшефным в приют (благо недалеко), такие «дружбы» — впрочем, почему в кавычках? — дружбы запросто могут длиться год-два, как и обычные детские взаимоотношения в подобном возрасте.

Между прочим, о консервах. Каждую осень по Калифорнии («за всю «Одессу»» не скажу, не знаю) проводится кампания помощи голодающим. Во всех присутственных местах (вплоть до поликлиник, спортзалов и салонов красоты устанавливаются специальные ящики, куда люди приносят и кладут консервированную еду и предметы первой необходимости. Это добро затем расфасовывают в посылки и либо рассылают в бедные районы самих же Штатов, либо отправляют в качестве гуманитарной помощи в другие страны. Так вот в школах эта затея обставляется в виде, хм, капсоревнования между классами : кто больше соберет. Причем, детям опять же подробно и внятно объясняется, что их собственная спокойная и благополучная жизнь в этом мире — отнюдь не единственно возможный вариант, увы, что некоторым людям попросту кушать нечего — а раз ты можешь поделиться, то и поделись. НО ! В обязательном порядке акцентируется мысль, что помогать надо ОТ ИЗЛИШКОВ, т.е. не «сняв последнюю рубаху», а так, чтобы не подорвать благополучие себя и своей семьи. Не лишнее уточнение, как вы полагаете?

Итак, эмоциональный план детской психики в детсаду и первом классе нагрузили, во втором классе к Social подключают логику и аналитические способности. Направления работы два: изучение и разбор «абстрактных» понятий типа «дружба», «помощь», «храбрость», «сотрудничество», и проведение, говоря по-нашему, небольших психологических тренингов, моделирующих конфликтные ситуации. Со вторым направлением все понятно: детки разыгрывают сценки или сочиняют небольшие сказки, в которых изначальный конфликт разрешается по принципу «и волки сыты, и овцы целы». Зато семантические упражнения малолетних философов на тему «что такое «целеустремленность»»… нет, пересказывать бесполезно, это надо оригиналы читать.

Между прочим, тренинги дают вполне реальные результаты: я несколько раз слышала, как спокойно и с достоинством проходили «разборки» на детской площадке: никаких кулаков-соплей-оскорблений, спокойная речь и — внятные (!) аргументы.

Лирическое отступление

Когда Mrs.Hogue, учительница моей дочери, узнала, что в российской школе нет ничего похожего на здешние Social, она буквально растерялась. «Но — кто же тогда учит ваших детей умению жить в обществе? Находить компромиссы? Грамотно разрешать конфликты? Кто объясняет необходимость взаимопомощи и толерантности к особенностям других людей?» Даю обтекаемый ответ: «Предполагается, что этому должны учить родители». «Позвольте,- возражает Mrs.Hogue, — но родители, во-первых, целый день на работе, устают и не могут заниматься еще и этим, а во-вторых, нужно же обладать специальными знаниями : по детской психологии, конфликтологии, стрессологии…» Решив не дать опопнентше времени на продолжение логического ряда до озарения «… кто же тогда у вас вырастает», пользуюсь паузой и быстро вставляю: «Да-да, вы совершенно правы — но в каждой стране свои особенности» Легкий столбняк — тема закрыта.

И, пожалуй, последнее, о чем хочется сказать сейчас — это… мммм… выработка у деток адекватного отношения к авторитетам. Говоря по-русски, ребенка учат тому, что старший (по положению, по возрасту ли) — во-первых, отнюдь не всегда прав, а во-вторых, такой же человек, как и все (и совершенно не нужно окружать его полумагическим ореолом «должностной» мудрости и силы, типа «вождю виднее»). Дл этого учителя и прочий взрослый персонал школы периодически совершают нарочитые (и не очень нарочитые) ошибки на глазах у детей, с тем, чтобы дети не стеснялись их поправлять и, к тому же, приходили к мысли, что раз старшие тоже бывают глупые, то следует не полагаться слепо на их помощь и поддержку, а контролировать свои действия и свою безопасность самому. «На Аллаха надейся, а верблюда привязывай».

В этом же ключе — совершенно изумительные соревнования типа «кто догонит и обсыплет мукой завуча» или «обстреляй из водяного пистолета директора, забравшегося на крышу» (причем директор тоже в долгу не остается — у него припасены ведра с водой, каковые он и опрокидывает на подобравшихся слишком близко «агрессоров». Победитель, конечно же, получает приз: шахматы, хорошую книжку или приличный набор акриловых красок. Вы скажете — маразм? Ну-ну…

Если домашнее задание на тему: " Американское образование. ШколаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.